Deaf & Law 

UKRAINE, KYIV 

Ми раді вітати Вас на офіційному веб-сайті "Deaf & Law" Громадської організації "Спілка нечуючих юристів" (м.Київ). Цей сайт для всіх, хто цікавиться питаннями права інвалідів з вадами слуху в Україні. (Сайт створено 19.I.2007 та поновлено сторінку 25.VI.2011).

Громадська організація "Спілка нечуючих юристів" (м.Київ) - Об'єднання громадян - юристів з порушенням слуху та мови для сприяння розвитку та зміцнення інституту особливої категорії юристів в Україні, підвищення рівня правової допомоги, що надається зазначеним юристам, підвищення їх ролі та авторитету в суспільстві і задоволення та захист прав та інтересів членів Спілки.

Новости

00:00

Установить личность погибшего удалось по… бирке на наволочке, найденной на дне Днепра

Одно из самых резонансных киевских дел начала 70-х раскрыл судмедэксперт всего за полтора месяца.

“Из Днепра извлечено обезглавленное тело неизвестного муж­чины. После вскрытия эксперты обнаружили в правой руке трупа несколько металлических осколков”. Возможно, с таким заголов­ком появились бы сегодня статьи в газетах, случись все недавно. Сейчас, когда вся Украина напряженно следит за развитием собы­тий по делу пропавшего журналиста Гонгадзе, любая информация об обнаружении неопознанного трупа может оказаться весьма ценной. Но история, о которой мы хотим рассказать, произошла тридцать лет назад.

Между этими двумя резонансными уголовными делами можно провести небольшую параллель. В обоих случаях был обнаружен обезглавленный труп мужчины, в правой руке которого эксперты нашли небольшие металлические фрагменты. Как в деле по иден­тификации таращанского трупа, так и в 1971 году не последнюю роль играла судебно-медицинская экспертиза.

 

Для установления личности погибшего не хватало только головы

Правда, тридцать лет назад за раскрытие преступления эксперт Анатолий Лесовой был награжден именными часами, полученными из рук тогдашнего министра внутренних дел Украинской ССР. Сегодня же, в связи с тща­тельным исследованием таращанского трупа, на что требуется немало времени, в адрес экспертов, к сожалению, можно услышать больше упреков, чем похвалы.

...В один из дней жаркого лета кто-то из отдыхающих на столичном пляже у Пешеход­ного моста вдруг заметил в воде странный предмет, который всплыл сразу же, как только по этому месту промчался катер на подводных крыльях. Через секунду там же всплыла чело­веческая рука. На несколько мгновений на многолюдном пляже воцарилась полная тиши­на. Оправившись от первого шока, отдыха­ющие тут же начали строить различные вер­сии случившегося, среди которых самой рас­пространенной была, пожалуй, следующая: не повезло какому-то пловцу. Нырнул, а выныри­вать начал как раз в тот момент, когда над ним на большой скорости промчался катер.

Такой же версии поначалу придерживался и следователь, когда из воды было извлечено почти все тело. Не хватало только головы (изъеденная рыбами, она была найдена лишь спустя год).

-Наша задача по установлению личности потерпевшего была, наверное, несколько сложнее, чем у моих коллег, исследующих ос­танки таращанского трупа, - вспоминает за­ведующий кафедрой судебной медицины и основ права Киевского медицинского уни­верситета Анатолий Лесовой. - Ведь на тот момент в пропавших без вести не числилась довольно известная личность, о которой бы все только и говорили. У нас не было возмож­ности попробовать “подогнать задачу под от­вет”. С другой стороны, работать было все же несколько спокойнее, так как никто не давил, не требовал как можно скорее раскрыть дело.

Сначала в нашем распоряжении были лишь фрагмент торса и правая рука. Но вско­ре из Днепра были извлечены и остальные части трупа. Тело было собрано фактически полностью. Не хватало только головы и одной ноги, но зато появился шанс более детально исследовать останки. Когда я сделал повтор­ное вскрытие, то увидел многочисленные пе­реломы ребер. Однако ни одна из травм не была получена потерпевшим при жизни. Сле­довательно, в воду человек попал уже мерт­вым. Судебной медицине известны случаи ги­бели купающихся под винтом катера. Всякий раз, когда это случалось, тело пострадавшего бывало словно изрублено топором. Но по­смотрев под микроскопом на повреждения, которые были на трупе, извлеченном из Днепра, я понял, что раны в этом случае на­несены скорее всего ножом.

Забегая немного вперед, скажу, что через пару дней был обнаружен рюкзак с недостаю­щей ногой. Ясно, что попавший под катер пловец в рюкзаке не плавал. Теперь уже не оставалось никаких сомнений: произошло убийство. Вот только личность потерпевшего установить никак не удавалось. Были прове­рены все сообщения о пропавших без вести за последнее время, опрошена масса людей. Но это не дало никаких результатов. Даже не­большие металлические осколки, обнаружен­ные в правой руке трупа, пока еще ни о чем не говорили. Оставалось только ждать, когда будет обнаружена голова или что-нибудь еще, что помогло бы установить, кто погиб...

 

“Ни одно разведка в мире не знает столько о своем противнике, сколько соседи друг о друге!”

-И зацепочка появилась, - продолжил свой рассказ Анатолий Семенович. - В рюк­заке, извлеченном со дна Днепра, кроме но­ги, находилась наволочка, на которую сначала не обратили особого внимания. На ней можно было увидеть небольшой клочок бумаги, кото­рый представлял собой не что иное, как об­рывок бирки из прачечной.

Это была настоящая удача! Кем бы ни был преступник, он допустил очень грубую ошибку. По отреставрированным фрагментам бир­ки нам не составляло особого труда вычис­лить того, кто сдавал в стирку белье, в кото­рое потом были завернуты останки человека.

С оперативной группой мы немедленно выехали на площадь Урицкого (ныне Соломенскую) по интересующему нас адресу. Хо­зяев еще не было дома и, чтобы не терять времени, мы приступили к опросу соседей. Ни одна разведка мира не знает столько о своем противнике, как соседи друг о друге! Уже через полчаса нам многое рассказали о семье глухонемых, которые проживали в од­нокомнатной квартире неподалеку от столич­ной школы милиции. А когда нам сказали, что главу семьи, слесаря с завода “Ленинская кузница” (судя по бирке, именно он сдавал белье в прачечную), уже несколько месяцев никто не видел, мы поняли, что близко подо­шли к разгадке тайны.

Оставалось только выяснить, почему члены семьи Петра Романовича [имена изменены по этическим причинам, так как некоторые участ­ники этой трагедии живы и по сей день прожи­вают в столице Украины. - Авт.) не подавали в милицию заявление о его исчезновении.

Про Ольгу Яковлевну, жену пропавшего слесаря, соседи говорили: “Женщина - кровь с молоком”. Это была эффектная соро­калетняя дама, на которую заглядывались многие мужчины. Глухонемой она была не с рождения. В семилетнем возрасте перенесла корь и сначала потеряла слух, а потом пере­стала разговаривать. Кое-какой словарный запас сохранился, но без переводчика по­нять, о чем она говорит, было сложно.

 

Глухонемой муж в семье был настоящим тираном, придирался к жене по любому поводу

Когда Ольге исполнилось семнадцать, ее родители один за другим умерли и девушке пришлось самостоятельно входить во взрос­лую жизнь. Мир глухонемых сначала показал­ся очень сложным, она всячески избегала встреч с ними. Окончив СПТУ, девушка устро­илась работать на швейную фабрику и, гово­рят, стала одним из лучших специалистов на предприятии. А вот личная жизнь очень долго не складывалась. Однажды ей, правда, почти объяснились в любви.

На симпатичного паренька, который стоял возле проходной швейной фабрики, Ольга обратила внимание сразу. Уже несколько дней он приходил сюда к окончанию дневной смены и, казалось, кого-то ждал. В один из дней, набравшись храбрости, парень подо­шел к ней. “Девушка, я за вами давно наблю­даю. Мне бы очень хотелось с вами встре­чаться. У вас же еще нет мужа? Можно вас проводить?” - спросил он. Смысл сказанных слов девушка поняла сразу, прочитав все по губам парня. От неожиданности Ольга, у ко­торой давно не было разговорной практики, вместо того чтобы ответить парню согласием, смогла лишь что-то промычать. “Жених” сму­тился и пошел прочь. Больше возле проход­ной его не видели.

Возможно, этот случай оставил в душе молодой женщины неприятный осадок на всю жизнь. Тогда она решила, что, как бы она этому ни сопротивлялась, ее место воз­ле таких же, как и сама, - глухонемых. Вско­ре Ольга познакомилась с Петром Романови­чем. Мысль о том, чтобы узаконить свои от­ношения с глухонемым слесарем, возникла у нее не от большой любви, а скорее от отчаяния. Ей казалось, что если откажет во вза­имности Петру, то больше никому не будет нужна.

Петр Романович не был красавцем. Прав­да, ходил всегда аккуратно одетым, подтяну­тым. Его рубашки, что, казалось бы, не со­всем характерно для холостяков, всегда поражали белизной и свежестью. Позже Ольга скажет, что в этом тридцатилетнем мужчине было что-то такое, что притягивало к себе женщин.

К сожалению, семейная жизнь начала при­носить Ольге одни страдания. Петр Романо­вич почти не пил, на заводе о нем отзывались только положительно. Но в семье он превра­щался в настоящего тирана. Придирался к молодой жене по любому поводу, так как был просто помешан на чистоте и порядке: то плохо вытерла пыль, то не вовремя пригото­вила ужин... Эти придирки вскоре начали под­крепляться побоями. И Ольга терпела, не ви­дя для себя иного выхода. Более того, роди­ла мужу сына и дочь, надеясь, что дети смягчат сердце мужа. Но все оставалось по-старому. А когда подросли дети, отцовский гнев обратился и на них.

 

Игорь расчленил отца в точности, как было описано... в книжке про шпионов

— После того, что мы узнали от соседей, у нас сразу же возникла версия о том, что убийство произошло на бытовой почве - в семье, - вспоминает Анатолий Лесовой. - Нам рассказывали, как отец измывался над своими глухонемыми детьми: надевал на них ошейники, подолгу держал взаперти, посто­янно бил. Продолжал избивать при детях и мать. А иногда, поведали “по большому сек­рету” соседи, Петр Романович приводил в от­сутствие домашних в квартиру “шикарных ба­рышень”.

Первое знакомство с семьей глухонемого слесаря постепенно переросло в допрос. Правда, разговор сначала не клеился. Ольга и ее дети - 14-летний Игорь и 16-летняя Да­ша, сразу же дали понять, что не понимают, о чем их спрашивают. Пришлось прибегнуть к помощи сурдопереводчика. Эту миссию взял на себя во время первого допроса водитель-милиционер, который немного знал язык глу­хонемых.

С самого начала мы допустили ошибку, так как долго не могли понять, почему наши собеседники так спокойно, без суеты, отвеча­ют на вопросы, хотя чувствовалось: они пыта­ются что-то скрыть. А потом переводчик об­ратил наше внимание на то, что глухонемые очень хорошо читают по губам и, пока он пе­реводит вопрос, уже знают, о чем их будут спрашивать. Пришлось повернуть их лицом к стене и так продолжать допрос.

На втором допросе Игорь неожиданно по­просил листок бумаги и начал писать признательные показания. Оказывается, накануне трагедии у отца пропали деньги. И он заявил жене, что если они не будут найдены до утра, то ей не жить. Сказав это, поужинал и отпра­вился спать.

“Решение убить отца у меня возникло сра­зу. Столько он нам горя принес! Он так изде­вался над мамой и нами, что я знал: он не обманывает и наутро исполнит свою угрозу. Я смотрел, как он спит, и во мне закипала не­нависть”, — написал Игорь.

Четырнадцатилетний подросток убил свое­го отца молотком, когда тот спал. После это­го деловито расчленил труп. Он вспомнил, что в прочитанной недавно детской книжке про шпионов, названия которой не помнит, подробно описывалось, как один из персона­жей, чтобы скрыть следы своего преступле­ния, расчленял другого. Так детская (?!) книж­ка стала для Игоря чем-то вроде учебного по­собия.

А в деле Петра Романовича некоторое время спустя всплыла еще одна интересная деталь: во время обыска в его квартире было обнаружено три десятка рулонов проявленной фотопленки, на которой были изображены в обнаженном виде некоторые достаточно из­вестные в Киеве женщины - жены высокопо­ставленных чиновников. Все съемки в одно­комнатной квартире глухонемой слесарь про­водил сам.

На суде к Игорю сочувственно отнеслась даже государственный обвинитель районной прокураторы, называя мальчика в первую очередь жертвой, а уже потом преступником. Убийцу приговорили к четырем годам лише­ния свободы. Выйдя на свободу, Игорь ус­троился слесарем на родное предприятие отца...

 

Михаил Сергушев, “ФАКТЫ”

 

 

За материалами с архива библиотеки КОО СНЮ.


Администратор / administrator

Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


statistics
Отправка SMS/MMS

 © deafconsul

Конструктор сайтов - uCoz