Deaf & Law 

UKRAINE, KYIV 

Ми раді вітати Вас на офіційному веб-сайті "Deaf & Law" Громадської організації "Спілка нечуючих юристів" (м.Київ). Цей сайт для всіх, хто цікавиться питаннями права інвалідів з вадами слуху в Україні. (Сайт створено 19.I.2007 та поновлено сторінку 25.VI.2011).

Громадська організація "Спілка нечуючих юристів" (м.Київ) - Об'єднання громадян - юристів з порушенням слуху та мови для сприяння розвитку та зміцнення інституту особливої категорії юристів в Україні, підвищення рівня правової допомоги, що надається зазначеним юристам, підвищення їх ролі та авторитету в суспільстві і задоволення та захист прав та інтересів членів Спілки.

Новости

00:00

Королевство глухих – Передача “Про життя” (Видео)

Все, кто смотрел эту передачу, сразу чувствовали подвох и безоши­бочно улавливали определенную задачу, которую поставили перед собой ее создатели. Цель была одна: с подачи известных личностей, обиженных на УТОГ, опорочить и наше Общество, и глухих в целом, по­дав “жареные” факты в виде обывательской байки о “мафии глухих”.

О том, что на “ИНТЕРе” готовится передача на эту тему, в ЦП УТОГ ста­ло известно от наших друзей буквально за пару дней до эфира. Связав­шись с режиссерами передачи, руководству Общества глухих удалось договориться о присутствии в студии не только приглашенных тележурналистами «человека в маске» и мамы глухого мальчика, но и других неслышащих людей. Хотя времени на подготовку у представителей УТОГ было мало, они постарались преломить ситуацию и подать объективную информацию о глухих.

В ходе монтажа многое из сказанного так и не вошло в окончательный вариант передачи. И, в результате, получилось то, что мы и увидели на своих телеэкранах. 

 

АНДРЕЙ ПАЛЬЧЕВСКИЙ, ведущий. (Да­лее по тексту - АНДРЕЙ): Вся жизнь Наталии Белинской - самопожертвование во имя не-слышащего сына Кости. Мама готова на лю­бые испытания, чтобы сделать своего ребенка счастливым.

НАТАЛИЯ: Для таких дітей в Україні взагалі немає перспективи на майбутнє...

АНДРЕЙ: Глухие люди прилагают титаниче­ские усилия, чтобы выжить в мире слышащих. Сложнее всего - найти работу.

ГЛУХОЙ (участник ток-шоу): Говорящим и слышащим людям легче договориться и найти любую работу. А глухие, как они говорят, вто­рой сорт...

АНДРЕЙ: В студии “Про життя” пытаемся понять, что мы знаем о мире глухих, и как глу­хие выживают в мире слышащих. Тема сегод­няшней программы – “Королевство глухих”.

Давайте послушаем, как живется нашим глухим братьям и сестрам в нашей стране. У нас в гостях Наталия Белинская. Здравствуй­те, Наталия, спасибо, что Вы пришли -. А рядом с Наталией сидит ее сыночек, которого зовут Костя. Наталия, расскажите, почему Вы у нас?

НАТАЛИЯ: Я прийшла до вас на передачу по такій причині: хочу вам розповісти про своє горе. Я хвилююсь дуже за майбутнє і здоров'я своєї дитини, тому що я вважаю, що він особли­вий. На жаль, так склалося в житті, що у мене були важкі пологи. І народжувала я не тут, не в Києві. Я сама з Кіровоградської області, місто Гайворон, районний центр. Дитина народилася мертвою - асфіксія важкого ступеня, її відкача­ли, зробили всі реанімаційні дії, але, як сказа­ли, дитина народилася дуже хворою. Місяць ми перебували в пологовому будинку, а потім нас перевели в дитяче відділення лікарні. Звичайно, слух у дитини ніхто не перевірив. Коли ми при­їхали до ЛОР-інституту, нам було півтора року, і нам поставили діагноз: “Глухота IV ступеня”.

АНДРЕЙ: Яким чином Ви зрозуміли, що ди­тина недочуває?

НАТАЛИЯ: Коли мене вже забрали додому, дитині було три місяці, вдома стояв телефон, музику вмикали, стукали по тарілці ложечкою - і я помітила, що дитина спить і не реагує на звуки.

АНДРЕЙ: У Вашому житті був якийсь досвід, Ви чули про те, яким чином поводити себе з дітьми, які недочувають?

НАТАЛИЯ: Я взагалі ніколи не бачила і не чу­ла такої проблеми. Ні сліпих, ні глухих ніколи не знала до цього моменту. Для мене це був дій­сно шок. Коли мені сказали цей діагноз, я про­сто опустила руки... Але дитина росла, необхід­но було робити масажі, тому що руки і ноги не згиналися. Сказали, що він навіть не буде ходи­ти й сидіти. Будемо купувати інвалідний візок і будемо його возити.

Але я продовжувала робити все необхідне, масажі... Взагалі він дуже довго не ходив, пішов у півтора року. На лікування витратили дуже ба­гато коштів. Батьки, звичайно, допомагали.

АНДРЕЙ: Які? Ваші?

НАТАЛИЯ: Мої батьки, так. Коли дитині ви­повнилось три роки, я замислилась над тим, що я можу їй дати в районному центрі. Я прийняла рішення переїхати в Київ і влаштувати його в дитячий садок для глухих дітей.

АНДРЕЙ: А що, у вас там, у Кіровограді, ні­чого немає?

НАТАЛИЯ: У Кіровограді, начебто, є школа. Але дитсадка немає. Дитсадок є в Умані. Потрібно було в Умань везти дитину в дитячий садок. Потім у Білу Церкву, в школу. То чому, я подумала, не їхати зразу до Києва і знайти там роботу, щоб влаштовувати дитині життя.

АНДРЕЙ: Ви якусь підтримку там, де мешка­єте, отримували від місцевих органів?

НАТАЛИЯ: Я отримую пенсію на дитину, і все...

АНДРЕЙ: Ні, я маю на увазі... По-перше: хто навчив Вас спілкуватися із власною дитиною, коли є така проблема?

НАТАЛИЯ: Коли я жила в райцентрі, мене ніхто нічому не навчав. Взагалі там такої проб­леми немає.

АНДРЕЙ: Що Ви маєте на увазі?

НАТАЛИЯ: Я маю на увазі, що там людям взагалі до таких дітей немає ніякого діла. В нас є один глухий хлопець, якому вже вісімнадцять років. Його мама не віддала в школу, мабуть так склалися обставини. То ця дитина по сьо­годнішній день так ходить, з неї всі сміються, пальцями тичуть. Я вам кажу так, як є, тому що це є проблема. Не кожна сім'я, не кожна мати є сильною для того, щоб прийняти рішення.

АНДРЕЙ: Я зараз якраз хотів би поаплоду­вати матері, котра зрозуміла сама і прийняла рішення. Мені здається, що дуже прикро вза­галі, що ніхто там нічого вам не підказав: яким чином і що потрібно робити. Добре. Приїхали до Києва...

НАТАЛИЯ: Стала перша проблема — влаш­тувати дитину в дитсадок. Якщо ви не з Київ­ської області, то їдьте, звідки приїхали. Я кажу: ви порушуєте конституційні права, дитина має право на освіту. А у відповідь: “Якщо ви нам йо­го покинете і поїдете...” Якщо я, мама, мала б його покинути і поїхати, то я б не приїздила вза­галі. У мене була робота, житло, все як треба.

АНДРЕЙ: После рекламы мы узнаем, какие совсем недетские, порой, криминальные проблемы ждут наших глухих детей. (РЕКЛАМА)

АНДРЕЙ: Помните, я сказал «Королевство», потому что наслушался в кулуарах много вся­ких «интересных» вещей.

ГЛУХОЙ УЧАСТНИК ПРОГРАММЫ: У каж­дого свой путь. Да, бывают люди.... Тяжело в этой жизни себя найти. По-разному бывает...

АНДРЕЙ: А правду ли говорят, что нет более жесткой мафии, чем мафия глухих?

УЧАСТНИК ПРОГРАММЫ В МАСКЕ: Могу рассказать,...

В.САНДУГЕЙ: Я посмотрел на этого парня, мне действительно жалко его. Он не зря одел маску, потому что потом глухие его побьют.

АНДРЕЙ: Сейчас в студию я приглашу Нико­лая Фоменко из Министерства образования. Он там занимается всем тем, что связано с людьми с ограниченными, на сегодняшний мо­мент, возможностями. Эти люди сами просят, чтобы их называли особенными людьми. И да­вайте их так называть. Итак, Николай, спасибо, что Вы приехали. Несколько вопросов будет. Я думаю, и от аудитории будет много вопросов.

“Разобьем” страницу. Есть город Киев, но большинство людей, как мы знаем, живету нас в регионах, и даже имеет свою партию, как Вы по­мните. Так вот, возвращаясь к этому: что делает Ваше министерство, чтобы в регионах не было ситуации, когда восемнадцатилетний парень становится посмешищем потому, что его не на­учили грамоте. Правильно? Я так же понял?

Н.ФОМЕНКО: Я задоволений тим, що, мабуть, за дуже багато років ваша програма головним завданням ставить привернення ува­ги до проблем глухих людей. Якщо говорити сьогодні про роботу Міністерства освіти і науки, я хочу сказати: в останні роки цифри щодо роз­ширення доступу до освіти дітей з фізичними вадами просто вражають.

АНДРЕЙ: Вражають яким чином: все робить­ся, або нічого не робиться?

Н.ФОМЕНКО: Ні. Я хочу сказати, що роз­ширились можливості доступу таких дітей до отримання вищої освіти.

АНДРЕЙ: Я перепрошую, але ось люди при­їхали з Кіровоградщини. У мене питання: десь, крім Києва, буде щось чи ні? Тому що все трап­ляється у нас в Києві, як Ви знаєте, а люди меш­кають по всій країні...

Н.ФОМЕНКО: Зараз скажу. Вперше у 2013 році відкривається нова спеціальність освітньо­го кваліфікаційного рівня - молодшого спеціа­ліста. Тобто, виключно для підготовки сурдоперекладачів. Знову-таки, ще буде перший при­йом. 100 осіб ми будемо приймати на заочну форму навчання, і 50 осіб - на денну форму навчання. Таким чином за п'ять років ми повин­ні вирішити одне завдання: забезпечити 1350 телекомпаній України сурдоперекладачами з тим, щоб глухі могли дивитися всі програми.

М.ЛИФЕРОВА, переводчик жестового язика: Я перекладач жестової мови, у мене стаж З0 років. Я народилася в сім'ї нечуючих батьків. Я вважаю жестову мову своєю рідною мовою, тобто, я спілкувалася в сім'ї за допо­могою жестів. Навіть зараз, коли міністерство говорить про якісь накази, вони знову супро­воджуються словом “сурдопереклад”. “Сурдо” з французької мови означає “глухий”. Ми не глухі перекладачі. Ми перекладачі мови жестів або жестової мови. Це, по-перше. А по-друге, вибачте мене, я не розумію: як можна навчати заочно жестовій мові взагалі? Я не розумію...

АНДРЕЙ: Это очень хорошо. Николай, что Вы к нам приехали...

М.ЛИФЕРОВА: Все очима треба бачити, що це за заочне навчання!

АНДРЕЙ: А вам надо это больше брать в свои руки, потому что, как говорят: спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Но спасение неслышащих, уж точно, дело рук са­мих неслышащих. У нас в гостях сейчас будет мальчик, который учится в специальной шко­ле. Так называемый, как мама сказала, осо­бенный ребенок. Это Никита Лымарь, ученик 10 класса. Здравствуйте, вопрос к Вам. Вот Вы, молодой человек, только говорите чест­но, потому что второго шанса не будет: боится ли Никита наш, что он не найдет ни работу, ни зарплату, ни невесту, ни дом из-за своих огра­ничений. И не найдет, самое главное, для чего мы рождены - не найдет счастья из-за этого ограничения?

Н.ЛЫМАРЬ: Ограничение не мешает. Все зависит от работы. Часто отказываются при­нимать глухих на работу.

АНДРЕЙ: А есть закон, который учитывает права особенных людей?

О.ДМИТРИЕВА, президент Ассоциации адвокатов Украины: Два слова могу ска­зать по поводу законодательства! У нас дей­ствительно есть законодательство, которое на самом деле переложило эту обязанность на предприятия, потому что в соответствии с этим законом каждое предприятие, на котором работает больше 8 человек, обязано не только обеспечить зарплатой, а именно создать ра­бочее место для инвалида. Создать, а не от­купиться. Откупиться можно, и в этом-то вся проблема, потому что подавляющее большин­ство предприятий именно это и делает. Они от­купаются. Они платят штраф, который, на са­мом деле, очень не маленький. Это, фактически, годовая зарплата работающего инвалида.

АНДРЕЙ: А почему не берут человека?

О.ДМИТРИЕВА: Дело в том, что это не так просто - создать рабочее место для особен­ных людей. Потому что у нас в Украине есть статистика о том, что у нас самые популярные профили занятости для женщин с особенными характеристиками - упаковщик, спортсмен, швея. В основном это профессии, которые не требуют общения.

АНДРЕЙ: Я хотел у Вас спросить: а что интел­лектуальные профессии? Как только в нашей стране мы имеем дело с людьми особенными, мы сразу им предлагаем профессии, назовем их так: первого порядка - укладывать что-нибудь там. Я не против людей, которые что-то укладывают. Я за них. Но среди неслышащих, явно, интеллектуально развитых людей должно быть статистически не меньше, чем среди слы­шащих. Я прав или нет? Мы прекрасно понима­ем, если у человека есть от рождения какая-то проблема. Но кто у нас лучшие музыканты? Слепые. Кто там лучшие математики и все про­чие? Часто им надо дать возможность саморе­ализации, и они отдадут свой долг. Более того, отдадут долг обществу с лихвой, услышав сей­час, кем бы хотел быть Никита и ребята его воз­раста. Сколько, кстати, лет Никите? Лет, судя по всему, 16-17. Никита, куда хотели бы пойти ребята твоего близкого круга, особенные дети, твои друзья? Чем бы они хотели заниматься? Может они хотели бы быть компьютерщиками? Ракетостроителями? Но они могут быть всем, кем угодно, - я так понимаю.

Н.ЛЫМАРЬ: Есть ребята, которые хотят быть спортсменами.

АНДРЕЙ: Это ясно. Спортсменом хочет быть каждый. Я мечтаю, чтобы у нас, в нашей команде был один неслышащий журналист, который хорошо пишет. Поэтому могу предложить ста­жировку прямо сейчас, не выходя из студии. Оплату гарантируем. Я не против. Пусть он пробует перо там, где ему нравится. Но, самое главное, что если мы начинаем бороться за то, чтобы молодой человек, особенный молодой человек, пользовался популярностью у работодателей - это и есть цель нашей передачи. Но я хотел бы сказать о другом: Никита, ты чувствуешь, что государство заботится о тебе, или тебе легче расти в маленькой стране глухих, о чем мы говорили, потому что все помнят, осо­бенно люди старшего поколения, что всегда существовали так называемые мафии глухих. Знает ли об этом Никита?

Н.ЛЫМАРЬ: Да, вроде бы. У каждого свой путь. Бывают люди... Тяжело в этой жизни себя найти. И по-разному бывает... Каждый выбира­ет свой путь.

АНДРЕЙ: Но, опять же, развейте этот го­родской миф, что глухие, слепые и все про­чие, кто объединен одной бедой, живут там в каком-то своем государстве. Это так или нет? Это, кстати, вопрос и к Вам тоже (к маме Ко­сти):

НАТАЛИЯ: Я хочу сказати, що суспільство та­ких дітей взагалі не бачить. Ми їдемо з дитиною в транспорті. Тільки побачили, що спілкуємося жестовою мовою - все. Люди відвертаються, просто дивляться у вікно, їх це не цікавить.

АНДРЕЙ: Нет-нет. Я Вам просто скажу дру­гое. Я думаю, что это не совсем так. Если ты не знаешь что делать с человеком, который обща­ется жестами, не отворачивайся, улыбнись, и все!

Т.РАДЧЕНКО, переводчик жестового языка: Я не знаю кто, где и как видит. Мы очень часто со своими детьми выступаем на концертах. И когда едем в транспорте, да, мы общаемся с детьми жестами. Я не знаю как, кто и где реагирует на неслышащих людей - мы общаемся жестами, и нас довольно толерант-но воспринимают.

АНДРЕЙ: Это было в городе Киеве?

Т.РАДЧЕНКО: Да.

АНДРЕЙ: Конечно. Но не все. Вот же мама сидит, говорит - не все. Передача эта для того, чтобы, если люди немного отличаются от нас в какую-то сторону, - давайте учиться жить друг с другом вместе. Я вас уверяю: жи­вется в Украине нам так не потому, что у нас плохое правительство и т.п. Это все есть вез­де. Нам так живется потому, что у нас с вежли­востью сумасшедшая проблема, У нас реально люди не вежливые.

Следующая наша гостья - Ирина Чепчина.

И.ЧЕПЧИНА: Я Вас попрошу, Андрей Ива­нович, не перебивать меня, я буду долго гово­рить. Потому что Вы меня спрятали в другой комнате, но я успела проследить за всем по монитору. Что касается мамы и Кости. Честно говоря, очень сложная история. Не могу по­верить в то, что такое в наше время в Украине случается. Вот я хочу передать маме книги, ко­торые подготовило УТОГ совместно с Институ­том специальной педагогики. Я передаю маме очень ценные книги: “Ребенок из мира тиши­ны” и “Жестівник”. Книги изданы для помощи родителям глухих детей.

Мы договорились с Министерством обра­зования и науки о том, что Министерство вы­деляет нам определенную квоту для обучения инвалидов по слуху в вузах. Вы понимаете пре­красно - глухому человеку очень трудно кон­курировать со слышащими абитуриентами и вступить в высшее учебное заведение. Со сво­ей стороны Украинское общество глухих берет на себя расходы по оплате услуг переводчиков жестового языка в учебном процессе. Да, я открою тайну: это 500 тысяч гривен в год. Это большая сумма. Но мы пошли на это, чтобы по­мочь получить нашим детям высшее образова­ние в престижных учебных заведениях.

У нас в Украинском обществе глухих имеет­ся большой опыт проведения работы по социальной защите инвалидов. Нашему Обществу в этом году исполняется 80 лет, а еще есть Спортивная федерация глухих Украины, кото­рой уже 20 лет. А к Вам, Андрей Иванович, у меня есть просьба-пожелание: чтобы у Вас на канале “ИНТЕР” был сурдоперевод во время передачи новостей.

АНДРЕЙ: Конечно! Все будет. Спасибо. А я надеюсь, что руководство канала услышит ме­ня не только без переводчика языка жестов, но и без всякого переводчика вообще. И сделает все, что положено. Это просто признак циви­лизованности.

У нас получается так: мы приходим с пробле­мами, и тут все начинают рассказывать, как у нас все хорошо. Но не все у нас хорошо. У нас совсем не все хорошо, пока мы не ответим на главный вопрос - а куда деваться тем глухим, которые выбрасываются обществом, которые идут вот в те самые королевства глухих, грубо говоря, в мафию глухих?

У нас сегодня есть представитель как раз этой мафии глухих. Это - Иван. Встречаем. (Появляется человек в маске). Иван, а почему вы закрыли лицо?

ИВАН: Я не хочу, я боюсь.

АНДРЕЙ: Чего?

ИВАН: Я не хочу, чтобы меня узнали.

АНДРЕЙ: Почему?

ИВАН: Не хочу этого просто.

АНДРЕЙ: А что тут такого? Что, есть какая-то опасность, если вас узнают?

ИВАН: Да.

АНДРЕЙ: Скажите, а что, Вы являетесь чле­ном одной из криминальных группировок? Да или нет?

ИВАН: Да.

АНДРЕЙ: Это по какому признаку группи­ровка? Это обычно национальный признак. Да?

ИВАН: Рассказать?

АНДРЕЙ: Конечно!

ИВАН: Я родился в маленьком городке в Украине. Родственники у меня глухие. Я окон­чил школу-интернат и вернулся домой. Устро­ился на работу грузчиком. Зарплата малень­кая, трудно было мне и семье. Эту постоянную работу я бросил. Потом заболела мама, нужно было много денег на ее лечение. Я долго ду­мал, затем пошел к знакомым глухим ребятам и попросил у них денег для лечения мамы. А ребятам пообещал, что потом буду воровать и возвращать им эти деньги. Еще я попросил их научить меня хорошо воровать. После этого прошло уже три года, и, в общем, все продол­жается.

Я много раз воровал деньги, но меня все вре­мя отпускали, милиция меня не задерживала. Я не хочу сейчас этим заниматься. С преступ­никами жить тяжело, и я боюсь этого. Очень переживаю за этот момент. И пришел вам всем рассказать, что на опыте моей истории, на опыте глухого человека я убедился: нужно менять жизнь.

(ВИДЕОЗАРИСОВКА: фрагмент фильма “Страна глухих” о разборках мафии глухих).

АНДРЕЙ: Это что, правда? Это фильм был. Художественный фильм “Страна глухих”. Дело происходит в Москве. А в Киеве или где-то в Украине происходят такие вещи? Или все это придумано?

ИВАН: Я этого фильма не видел.

АНДРЕЙ: Но это может быть с вами? Слыша­ли ли вы когда-нибудь, Иван, о том, что существуют разборки? Я не знаю, как это показать на языке жестов.

ИВАН: Мне угрожают, да.

АНДРЕЙ: Угрожают? А что, вам угрожают люди, которые вооружены так, как показано в кино?

ИВАН: Похоже. Похоже. Да.

АНДРЕЙ: Чем, в основном, занимается ма­фия глухих?

ИВАН: Я хотел бы заняться своей жизнью. Я хотел бы создать свою семью, но меня про­сто не отпускают из этого, выбраться оттуда я не могу. Потому что я не слышу, я не знаю, чем мне могли бы помочь, чтобы вырваться из всего этого.

АНДРЕЙ: Сейчас я всем дам слово. Перед тем, как выйти из этого, расскажите нам о нем, потому что это другой мир. Помните, я ска­зал: “королевство”, потому что я наслушался об этом всяких “интересных” вещей. Скажите мне...

ИВАН: Не скажу. Не знаю. Говорить ничего не буду. Я боюсь...

АНДРЕЙ: А, вот как! А, может быть, это во­обще придумано. И наговаривают на глухих... Это другое дело. А вот что известно об этом кому-то из тех, кто работает в этом мире?

И.ЧЕПЧИНА: Спасибо, что дали мне сло­во. Я бы не хотела, чтобы у вас сложилось та­кое впечатление, что все глухие занимаются воровством. Вы посмотрите на статистику: в тюрьмах сколько процентов неслышащих? По­этому я бы не хотела так говорить, чтобы о глу­хих плохо думали.

АНДРЕЙ: Так их там мало потому, что якобы существует такой миф: глухих не арестовы­вать. Они приходят, на них смотрят в милиции - и отпускают. Ну, глухой. Глухой. Что с ним делать?

И.ЧЕПЧИНА: Почему возникло слово “коро­левство”? Есть понятие: “Страна глухих”. У нас свой язык, у нас своя культура. Культура - это не только искусство. Это связано с психоло­гией и с поведением человека. Культура у нас своя. Поэтому в законе не зря написано, что глухие - как лингвистическое меньшинство, как, например, евреи, индейцы. (Оживление в студии). Я уважаю евреев, вы понимаете, о чем я говорю. Неправильно сказать, что глухие - это мафия. Вот у нас сидит эксперт, он мо­жет, я думаю, объяснить. Он лучше знает, что касается мафии. Я в первый раз, честно гово­ря, слышу, что у нас среди глухих была мафия.

В.САНДУГЕЙ: Вообще-то я сижу, слушаю и сам действительно удивляюсь тому, что в Укра­ине есть много проблем. Я думаю, что с принятием соответствующих документов нашей Верховной Радой, все эти проблемы закончат­ся. Я думаю, что присутствующая здесь мама не знала о том, что есть мир глухих, есть жестовый язык. Не знала о том, куда парень мо­жет пойти работать. Все это говорит о том, что население Украины плохо проинформировано о жизни глухих людей, о специфике общения и вообще о жестовом языке. Если вы знаете, в Америке население страны желает изучать жестовый язык наравне с ведущими иностран­ными языками. То есть, по популярности среди всех иностранных языков жестовый язык зани­мает там третье место. А здесь, в Украине, о нем даже не знают.

Еще пару слов хочу сказать относительно этого парня, который сейчас пришел в маске. Вы знаете, у нас в стране глухих мы все друг друга прекрасно знаем. Этот человек - про­сто подставное лицо. Мы все прекрасно зна­ем, кто у нас чем занимается. Какой-то чело­век, которого нашли, с улицы. Уговорили его просто представлять.,. Есть организации, есть общественные организации, которые занима­ются решением проблем глухих, в том числе, куда их трудоустраивать. И есть организация, которая помогает им зарабатывать на хлеб. Но не воровством, не продажей наркотиков. И, если вы знаете, среди глухих есть постоянные контакты, есть связи. Вообще это табу для нас - заниматься продажей наркотиков. В России - может быть. В других странах. Но у нас это запрещено.

АНДРЕЙ: Я хочу сказать в защиту нашей программы, что мы актеров не приглашаем. Найти глухого актера, который, я не знаю, гово­рит ли он «по фене» руками... У меня, все-таки, вопрос к Ивану. У нас здесь все процветающие, за исключением двоих: мама с Костей пришла жаловаться, и пришел Иван. Давайте выслу­шаем тех, у кого дела идут плохо. Раньше, в пятидесятые, шестидесятые и так далее годы, это рассказывала моя бабушка, это и ваши ба­бушки рассказывали, что глухие промышляли целыми стайками воров на вокзалах и тому подобное. Если этого нет, я буду счастлив. Но Иван говорит о том, что это есть.

Т.РАДЧЕНКО: Можно, Никита скажет?

АНДРЕЙ: Никите нужно сказать.

НИКИТА: Почему вы говорите только о глу­хих? У слышащих тоже есть воры.

АНДРЕЙ:, Более того, у нас их больше! Го­раздо больше. Но нам надо разбивать сте­реотипы. Конечно, у нас люди придумывают себе, что виноваты либо глухие, либо, как это было сказано, глухие говорят о евреях, либо еще. Потому что есть понятие «меньшинство». И сейчас самое главное в этой программе - меньшинство всегда живет по своим законам. Было сказано, что такой проблемы в Украине нет. Криминальной проблемы.

Т.РАДЧЕНКО: Мы не говорим, что этой проблемы нет. Говорилось, что есть - и у слы­шащих, и у глухих...

В.САНДУГЕЙ: Вы знаете, я посмотрел на этого парня - мне действительно жаль его. Он не зря одел маску, потому что потом глухие его побьют. Потому что это действительно непра­вильно так говорить. Он унизил глухих в своем лице, я так считаю.

АНДРЕЙ: Я хочу сказать: мы не унижаем. Ни в коем случае! И вы должны это понимать...

ВОПРОС ИЗ СТУДИИ: А может быть, если там есть и слышащие, то может это слышащий использует глухого?

АНДРЕЙ: Может быть и так. Я хотел бы сей­час передать слово Андрею Кпянчину, он у нас неслышащий астроном. Андрей же астроном? Как он стал астрономом?

А.КЛЯНЧИН, слабослышащий астроном, аспирант: Я могу рассказать с самого начала. Когда мне был один год, я потерял слух. Меня воспитывала Тамара Константиновна, логопед, чтобы я хорошо говорил. Потом я пошел в шко­лу-интернат № 18. Благодаря отличным педа­гогам, успешно закончил ее и поступил в Уни­верситет им.Т.Г.Шевченко учиться на геолога.

АНДРЕЙ: Молодец!

А.КЛЯНЧИН: Геология - очень интересная наука, она меня притягивала к себе. Я с четырнадцати лет заинтересовался геологической природой: вулканами, землетрясениями, природными катаклизмами. Поэтому я пытался больше познать об этом. И еще такое - любил смотреть звездное небо, пытался много чего узнать. Так я заинтересовался астрономией. С пятнадцати лет я продолжал заниматься па­раллельно геологией и астрономией, стал по­сещать астрономический кружок...

АНДРЕЙ: Сколько глухих студентов в Уни­верситете Шевченко?

А.КЛЯНЧИН: Когда я учился в университе­те, я был один. И не было сурдопереводчика.

АНДРЕЙ: Маловато... А сколько глухих и слабослышащих имеют высшее образование? Примерно, в процентах?

В.ГОНЧАРЕНКО: Сегодня только в городе Киеве больше 300 студентов в разных учебных заведениях.

АНДРЕЙ: Владимир, но мы же слышали, что Общество глухих - страна в шестьсот тысяч человек...

В.ГОНЧАРЕНКО: Извините, пожалуйста. В УТОГ сегодня насчитывается 58 тысяч чело­век.

АНДРЕЙ: Но не все же охвачены?

В.ГОНЧАРЕНКО: Безусловно.

АНДРЕЙ: Тогда вопрос: вот у нас сидит че­ловек, которому мы, я надеюсь, сегодня как-то поможем. У нас есть возможность это сделать. Почему уровень высшего образования среди неслышащих ниже, чем среди слышащих? Он должен быть наоборот. Логически правильно - они должны все время заниматься сконцентрированно. Так почему? Или это не так?

С.КОТЕЛЬЯНЕЦ: Лет примерно 15-20 на­зад глухому получить высшее образование бы­ло очень сложно. Чрезвычайно сложно. Таких были единицы. Специальных групп не было. Потом нам дали возможность открыть специ­альные группы с переводчиками жестового языка в средних специальных и высших учеб­ных заведениях. Сегодня у нас имеют высшее образование разных направлений: экономика, технология, металлообработка, культура, ис­кусство - около пяти тысяч человек. Это очень мало. Это практически 10 процентов от всего количества членов УТОГ.

Т.РАДЧЕНКО: Огромное достижение, что наши неслышащие люди могут получать выс­шее образование. Но когда вопрос идет о про­фессии, то что глухой человек может делать своими руками, здесь выбор не велик. То есть должно быть не только профессиональное об­разование. Они должны не только шить. Хочет­ся, чтобы выбор профессий нам предлагался больший. Мои ребята в школе сейчас хотят сни­мать кино. Они хотят быть операторами. А кто это дает? Этому самостоятельно не научишься.

АНДРЕЙ: Конечно. Это киберпространство, там слышать не надо, как и в астрономии. У нас следующий гость - представитель церкви. Дело в том, что наша церковь тоже занимает­ся вопросами глухих. Я был поражен, когда Вы сказали про четыре процента. Из ста получа­ется четыре человека. Я хотел у Вас спросить, отец Григорий, а как Вы услышали, от кого Вы услышали, что надо организовать то, что Вы делаете? Почему Вы занимаетесь вопросами глухих, а не скажем, слепых. Почему?

Отец ГРИГОРИЙ, священник Свято-Тро­ицкого Ионинского монастыря: Нет, церковь занимается вопросами и говорящих, и глухих, и слепых - разного рода людьми. То есть церковь занимается вопросами людей. Я хочу сказать, что, по моему мнению, королевства глухих нет.

АНДРЕЙ: Сколько у Вас в организации глу­хих?

Отец ГРИГОРИЙ:В наш монастырь приходит от 30 до 60 неслышащих лю­дей - в разное время, на праздники. Глухие прихо­жане - верующие. Сей­час таких людей найти все сложнее с каждым днем. В этом, я думаю, и пробле­ма, что среди слышащих и среди глухих людей становится все меньше веру­ющих. И по-настоящему человечных человеков - людей.

АНДРЕЙ: Есть ли какой-то шанс у парня, который сидит рядом с Вами? Мог­ли бы ему помочь, раз судьба вас свела у нас на передаче? Что будем делать? И есть ли возможность вернуть его к нормальному существованию?

Отец ГРИГОРИЙ: Я думаю, что старшему поколению, и всем здесь присутствующим, и вообще телезрителям понятно, что жизнь предоставляет человеку множество шансов свернуть с ранее избранного пути. Можно по­менять специальность, можно поменять место жительства, можно поменять многое в жизни, а для этого нужны усилия. И для этого нужна по­мощь. Конечно же, в первую очередь, помощь Божия, наверное. Это и личное желание, и, ко­нечно же, не без людей. Потому что, зачастую, в нашей жизни Бог действует через людей. Че­рез людей, небезразличных к этой проблеме.

АНДРЕЙ: Спасибо за слово «небезразлич­ных». У нас Сергей Скорупский. Он руководит фондом, который помогает (опять же, нелюби­мое нами слово) инвалидам. Вопрос: Как Вы помогаете? Фонд подразумевает деньги. Кто дает деньги?

С.СКОРУПСКИЙ, представитель Фонда социальной защиты инвалидов Украины: Фонд действительно занимается финансиро­ванием программ, которые предусмотрены в Государственном бюджете. Если это касается трудоустройства инвалидов, то деньги идут за счет четырехпроцентного норматива, уплачи­ваемого предприятиями, не обеспечившими рабочие места для инвалидов.

АНДРЕЙ: Здесь прозвучали слова о том, что предприятия откупаются, не хотят брать инвалидов. Как Вы боретесь с тем, чтобы предприятие не просто откупалось? Ведь нам надо все делать для того, чтобы человек был счастлив, у него должно быть право на труд и на отдых, на любовь и на работу, на все. У него должно быть право работать. Вот Вы этим занимаетесь?

С.СКОРУПСКИЙ: Абсолютно верно. Но тут не совсем верная информация, что большин­ство предприятий откупаются. И неправильно поставлен вопрос. 80 процентов зарегистри­рованных и работающих предприятий сейчас выполняют этот норматив. То есть на них име­ется не менее чем 4 процента рабочих мест, на которых трудоустроены люди с особенными потребностями.

АНДРЕЙ: Хорошо. Давайте пример возь­мем. Я сейчас даю слово организации, которая дает работу глухим людям.

А.ЗРАЖЕВСКАЯ, консультант отдела свя­зей с общественностью сети фаст-фудов: Дйсно, в наших закладах працюют глухі люди, працюють прекрасно, часто стають навіть кращими співробітниками мюяця. I це можливото­му, що всі нові співробітники, яю приходять до нас на роботу, проходять спеціальну систему навчання, яка дає можливють розібратися не тільки у виробничих процесах, але й дае мож­ливють стати повноправним членом колективу і влитися в команду.

АНДРЕЙ: Вы берете какого возраста лю­дей? Ведь многие хотят работать. А пожилых, 60 лет?

А.ЗРАЖЕВСКАЯ: Приймаємо на роботу з вісімнадцяти років. Але якщо людина хоче працювати і готова навчатися - ми будемо раді бачити всіх. Я хочу скористатися нагодою і запросити всіх бажаючих у наші заклади. Приходьте, ми будемо раді вас бачити!

ПРИСУТСТВУЮЩИЙ В СТУДИИ ГЛУХОЙ: Меня зовут Виталий. Я хочу рассказать, как,я мечтал найти работу. Искал-искал, мама пере­водила, писала мне на бумаге, к начальникам обращалась. Выслушивали, говорили: “Ну и хорошо!” - и ложили трубку телефона. На до­машний телефон не перезванивали. В общем, у меня не получалось найти работу. А сейчас у меня есть работа в фаст-фуде. И меня это устраивает. Я успеваю и учиться, и работать.

АНДРЕЙ: А украинский? Хоть один! Ну, на­зовите украинского собственника-работода­теля?!

В.ГОНЧАРЕНКО: Все, что говорилось здесь, объективно, правда. Но все зависит от уровня интегрированности общества. От уровня сознания каждого, кто живет в этом обществе. Куда идти людям, которые не слы­шат, которые не понимают сказанного им: у доктора, в школе, в детском саду, в магазине, на улице, дома? Эти люди уходят, и опять воз­вращаются к глухим, в УТОГ. Потому что там их понимают.

АНДРЕЙ: Я вообще всегда за то, чтобы мы помогали друг другу. Но я всегда напоминаю, что мы живем в XXI веке. У нас есть люди - вы­дающиеся, и нет, которые используют Даже синтезаторы речи. Они вообще говорить не могут. Например, Стивен Хокинг - замеча­тельный астрофизик №1, у которого из всего организма работают два пальца. И больше ничего. Неужели мы не можем обучить на­ших детей, дать им несчастный какой-нибудь телефон, на котором они быстро будут наби­рать текст и любому человеку показывать его: “У меня высокая температура, положите меня в больницу...”.

Я отвечу: это можно сделать всегда. Я за то, чтобы в ваших головах, в головах тех, кто находится внутри страны “Королевство глухих”, был прогресс - прогресс технологический.

Это был Андрей Пальчевский. Мы увидимся в эфире...

Никита ЛЫМАРЬ, ученик 10-А класса Киевской спецшколы-интерната № 6 для глу­хих детей, участник передачи:

Я не равнодушен к судьбе и жизни людей, которые не слышат.

Многие не поняли, что меня беспокоит, и почему я ощущаю неприятные эмоции после съемки передачи. Я хотел бы поделиться с вами мыслями о том, что мне было неприят­но услышать. Прозвучала мысль, что глухие - это мафия и банда, и у них свое “Королев­ство”. Это мне не понятно, удивительно и обидно! Ведь воровство есть во всем обще­стве: и среди слышащих, и среди неимущих, и среди богатых! Зачем же ставить такое клеймо на всех неслышащих граждан!? Это унижает лично меня. Причем здесь воров­ство? Каждый сам выбирает свою судьбу. Все зависит от самого человека!

Конечно, слышащих людей в этом мире - большинство, а глухих меньше. Но они есть! У них есть свои проблемы, своя культура, свой язык - жестовый. Поэтому уместнее здесь название “Страна глухих”. Хотя мы все являемся гражданами одной страны - Украины. Но почему же нас не понимают и “не слышат” люди со слухом, не видят наши проблемы?! А проявляют свое безразличие, бескультурье по отношению к нам, как на­пример, в том случае в транспорте, о котором рассказала мама - героиня передачи, когда она со своим неслышащим ребенком просто общалась на жестовом языке, а лю­ди смеялись и неуважительно относились к ним. Неприятно и обидно такое непонима­ние, пренебрежение!

Но мы иногда находим правильные и муд­рые слова в ответ, а иногда просто не замечаем или не обращаем внимание на это... Может быть, люди просто так реагируют, как мы “разговариваем” эмоционально, с ми­микой и жестами? Что для нас - норма, то у других людей вызывает удивление? Но это наш язык, мы так понимаем друг друга и вос­принимаем мир.

Мне исполнилось 16 лет, и я стал задумы­ваться о своей дальнейшей жизни и о буду­щем. Всегда хотел познавать все новое, ведь сколько еще невиданного и неизвестного для меня! Хотелось побыстрее стать взрос­лым и самостоятельным, чтоб путешество­вать и увидеть другие страны, другие культу­ры, обычаи, вообще, другую жизнь. Я хотел осознать, что такое жизнь? Почему так, а не иначе? Самому как-то сложно в этом разо­браться. Появились мысли, и я стал записы­вать их в дневник. Сам не представлял, что в этом мире есть столько сложного и тяжело­го. Редко встречались добрые люди. Почему люди не понимают и мало уважают глухих? Почему у слышащих нет взаимопонимания и взаимоотношения с глухими? Откуда это отношение к глухим, как к людям второго со­рта? Я не приемлю этого! Ведь я обязательно хочу принести пользу людям, всему обще­ству. Очень хочу помочь всему миру, чтобы всем жилось хорошо! Но с чего начать? Если хочу изменить весь мир, сначала надо начать с себя... Надеюсь на хороших людей, кото­рые всегда есть, которые поддержат, поймут и помогут. Я верю, что их больше, просто они скромно молчат и делают свое доброе дело.

Я пришел на шоу, чтоб рассказать о проб­лемах и тяготах судьбы. Сложно сейчас по­сле школы устроиться на достойную работу. И теряется смысл, зачем же стараться хоро­шо учиться? Неужели все напрасно? Многие теперь безработные, но вся надежда на го­сударство, что оно позаботится о достойной жизни инвалидов, будет помогать решать проблемы глухих. Я готов всегда помогать, защищать слабых и невиновных! Хочу, чтобы ВСЕ на земле жили нормально и достойно! Надеюсь, что все меня понимают и поддер­живают в этом стремлении. Спасибо за по­нимание!

В связи с тем, что инициатором подачи в этой передаче “жареных” фактов из жизни глухих стала одна из переводчиков, приводим слова ветерана нашего Общества, По­четного члена УТОГ, опытнейшего переводчика жестового языка Н.В.ИВАНЮШЕВОЙ:

“Я жила и живу жизнью нашего Об­щества. У меня в жизни одна большая семья - УТОГ. У нас есть хорошие переводчики, которые и жесты знают пре­красно, и любят свою работу. Единственное, что нужно бороться с такими, кто неправильно себя ведет по отношению к глухим, иногда требует с них большие деньги... Я этого не понимаю! Раньше такого никогда не было”.

Коментар Голови Комітету Верховної Ради України у справах пенсіонерів, ветеранів та інвалідів В.М.СУШКЕВИЧА стосовно передачі “Королівство глухих”:

Ситуація, яку ми спо­стерігаємо на прикладі ви­пуску ток-шоу “Про життя”, присвяченому так званому “Королівству глухих”, знову свідчить проте, що наші мас-медіа у погоні за сенсацією і піаром зовсім не рахуються з інтересами людей з інвалід­ністю. Йдеться не лише про глухих, а про людей з різ­ними формами порушення здоров'я.

Такі випадки непоодинокі. Нещодавно я осо­бисто мав справу з журналістами 5 каналу, які підготували сюжет про людину на візку. У тому сюжеті подали факти зовсім не так, як це нале­жало зробити. І як я не наполягав, журналісти не вибачились, не дали доповнення до того сюжету.

Що стосується саме передачі стосовно “Ко­ролівства глухих”, у якій глухі подаються як негативні асоціальні елементи, мафія, крадії тощо, то тут, на мою думку, мають місце стереотипи, застаріле й усталене уявлення про спільноту нечуючих. Почасти це відбувається через непоінформованість загалу стосовно справжньо­го життя нечуючих, проблем, які вони мають. Цьому сприяє і певна ізольованість глухих, до якої призводить відокремленість спільноти нечуючих від інших членів суспіль­ства через проблеми у комуніка­ції та в отриманні інформації. Не можна заперечувати і наявність у їхній спільноті відокремлення від суспільства чуючих людей за ознакою спілкування, адже вся їхня комунікація відбувається за допомогою жестової мови, яка для більшості співгромадян не є зрозумілою. Асоціація з мафією виникає й через те, що спільноті глухих притаманна певна корпо­ративна єдність. Ця корпоративність обумов­лена єдиною для них, рідною їм усім жестовою мовою, єдиною для них культурою. Це ні в яко­му разі не мафія, а, краще сказати, - “Країна глухих”.

Ізоляція нечуючих часто буває вимушеною, і саме ця ізоляція є наслідком проблем ставлення суспільства до цих людей, до спільноти глухих, тому що цивілізоване суспільство намагається інтегрувати нечуючих в чуюче середо­вище. Воно здійснює різні соціальні варіанти підтримки, щоб інтегрувати нечуючу людину в суспільство чуючих.

Але це робиться в цивілізованих країнах сві­ту, до яких я поки що Україну не віднесу, знаючи реалії того, що робиться і не робиться в нашій державі по відношенню до людей з вадами слу­ху. І в цій ситуації телебачення і засоби масо­вої інформації повинні бути дуже делікатними, дуже обережними. Вони мають, насамперед, слідкувати за тим, щоб не дискримінувати пра­ва людини, яка обмежена в сприйнятті інфор­мації, особливо в прямому ефірі, особливо у варіантах, коли це є студія, і людина з вадами слуху просто через перекладача жестової мови не здатна сприйняти весь обсяг інформації. Во­на губиться, вона втрачає весь сенс і тему дискусій; вона може бути поставлена в такі проб­лемні умови, що буде виглядати зовсім погано, неадекватно порівняно з тими, хто чує все, чує всі репліки, чує всі діалоги, чує аудиторію, де може говорити 3-4-5 людей одночасно, і це неможливо сприйняти глухому. І ви знаєте, я хочу сказати, що я над цією темою буду пра­цювати із засобами масової інформації, і я над цим працюю, щоб у майбутньому вони сприй­мали та враховували ці моменти.

До речі, схожа ситуація і по незрячих, тому що коли на екрані в студії йде якийсь матеріал, якийсь студійний варіант показу, а сидить не­зряча людина, то вона теж виглядає обмеже­ною в сприйнятті інформації. Адже вона тільки чує те, що говорять, а те, що показали на екра­ні, вона не бачить. Всі ж інші глядачі сприйма­ють всю повноту того, що відбувається в студії. Усе це потрібно розуміти і режисеру, і продю­серу, і всім тим, хто створює цю передачу.

Мені здається, що ми повинні повернутись до цієї теми. І я, знаючи ведучого передачі - пана Андрія Пальчевського, спеціально після вашого візиту до мене обов'язково особисто з ним переговорю, щоб було розуміння тої проб­лемності, яка виникла з обмеженням у правах нечуючих людей підчас передачі. Я вважаю, що це все-таки хтось із режисерів, хтось із кореспондентів не врахував специфіку сприйняття глухої людини. І вийшло так, що бачення суспільством спільноти глухих вийшло проблем­ним, і це робить неадекватним сприйняття спільноти глухих з боку всього суспільства чу­ючих. Так не повинно бути.

Я вже не кажу про те, що стосується гуман­ності, просто людського ставлення і розуміння. Адже все те, що пов'язано з інвалідністю і тим, що людина бачить, чує, ходить - все це може бути дуже, дуже тимчасовим.

Але ж питання в тому, що все те, що дав нам Господь Бог, доля і обставини людські можуть забрати в будь-яку хвилину, у тому числі і здоров'я. Це треба розуміти, спілкуючись, бачачи, відчуваючи цих людей в суспільстві, і розуміти, чим треба цих людей забезпечити. Головне - не ставитись до них, як до приниже­них, жаліючи їх чи нівелюючи їхню присутність у суспільстві, а відноситись до них так, щоб забезпечити їхню гідність, гідність усіх їхніх проявів серед чуючих, і головне, - пам'ятати про їх обмежені права і можливості, й зробити все, щоб ці права та можливості були рівними в українському суспільстві”.

 

Источник: prozhittya.com.ua

 

 

 

Администратор / administrator

Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


statistics
Отправка SMS/MMS

 © deafconsul

Конструктор сайтов - uCoz